Мода на Бункеры

Комерсантъ. 15.09.2012

Мода на частные бункеры появилась в России несколько лет назад, получив из-за своей сложности и дороговизны объяснимо узкую географию — Рублево-Успенское и Новорижское шоссе. Сегодня интерес к домашним бомбоубежищам проявляют и люди со средним достатком, руководствуясь при этом самыми разными побуждениями — от желания быть оригинальным до составления плана спасения на случай ядерной войны.

 

Дом с запасом


Москвич Андрей К. задумался о строительстве собственного бункера два года назад, когда приобрел дом в небольшом дачном поселке в 80 км от столицы. "Сам дом, которому, к слову, больше 15 лет, ничем особенным не примечателен, кроме одного: под ним вырыт глубокий подвал площадью более 60 кв. м с почти трехметровым потолком. Зачем он понадобился предыдущему хозяину, мне неизвестно, но не использовать этот "запас" было бы глупо",— признается Андрей. Идея оборудовать домашнее бомбоубежище возникла сама собой. Стоять перед выбором, кому доверить эту задачу, тоже не пришлось: строительством бункеров для частных клиентов в Москве сегодня занимается только одна компания — "Спецгеопроект". 

"Я предложил своему другу вместе вложиться в этот проект. Он согласился, и в результате все остались в выигрыше. Переоборудовать мой подвал в бомбоубежище стоило порядка 1 млн рублей, так что на каждого получилось менее 500 тыс., что вполне бюджетно для такого объекта. Существенная экономия получилась за счет того, что база для бункера уже была, оставалось лишь оснастить подвал всем необходимым. Мы не стали делать два выхода, как в настоящем бомбоубежище, в остальном же все законы жанра соблюдены: гермолюк, несколько фильтров, дизельный и бензогенератор, автономная система питания, электроника, реагирующая на любые изменения во внешней среде. Кроме того, у нас там, как и положено, хранятся запасы воды и продуктов, которых хватит минимум на три месяца. Все строительные работы, включая проектирование и проведение коммуникаций, были выполнены меньше чем за месяц. Впервые использовать бункер по прямому назначению нам пришлось прошлым летом, когда Москву и Подмосковье накрыло пеленой дыма и смога. Тогда даже в помещениях с кондиционерами было тяжело дышать, дым проникал буквально во все щели. Мы вместе с семьями провели под землей трое суток, не чувствуя ни гари, ни жары, в абсолютно комфортных условиях. Переоценить это невозможно, особенно когда у тебя проблемы со здоровьем или в семье есть маленькие дети". 

К профессиональным "выживальщикам", маниакально одержимым идеей спасения от глобальных катастроф, Андрей себя не относит, отмечая, что единственная цель его бункера — создать безопасное пространство для себя и близких "на всякий случай". 

А пока что там разместился домашний кинотеатр и зона для отдыха. "За сохранность техники и других ценных вещей я не беспокоюсь: гермолюк невозможно ни взломать, ни отравить газом, ни даже взорвать. А постоянно поддерживаемая влажность и вентиляция позволяют хранить в нашем убежище все что угодно". 

Спрос против предложения


Гендиректор "Спецгеопроекта" Данила Андреев объясняет: в градостроительном кодексе вообще не существует понятия "частное убежище", в отличие от коллективных защитных сооружений гражданской обороны, строительство которых — поле ответственности государства. Именно поэтому с юридической точки зрения оборудование такого объекта на дачном участке не требует никаких дополнительных согласований. По сути, человек, решивший обзавестись бункером, оборудует подвал, установка систем вентиляции или генераторов в котором никем и ничем не регламентируется. Масштаб и сложность проекта определяется только бюджетом заказчика. "Самый скромный бункер у нас стоит менее 4 млн рублей. Хотя к нам обращаются клиенты и с бюджетом в 500 тыс. рублей. Даже за эти деньги можно что-то оборудовать, но, конечно, при наличии какой-то базы. Разумеется, там не будет неразрушимой системы вентиляции, и тем не менее заказчик получит полноценный бункер, построенный по всем требованиям объектов гражданской обороны, представляющий собой герметичное пространство, способное защитить людей в случае заражения воздуха радиацией или бактериологическим оружием. При строительстве частных убежищ мы используем технологии, созданные еще в 1960-х годах советскими учеными. Но есть и собственные разработки, например система биометрического распознавания, которая позволяет открыть бункер только хозяину — по отпечаткам пальцев или сетчатке глаза". 

Крупные компании, строящие коллективные сооружения гражданской обороны по государственному заказу, чей бюджет исчисляется десятками и сотнями миллионов рублей, никогда не возьмутся за мелкие проекты. Частные заказчики к ним не обращаются, прибегая к методу "сарафанного радио". В силу этого рынок остается достаточно сжатым. Это подтверждает Дмитрий Кузнецов, директор департамента элитной недвижимости компании Est-a-Tet: "За свою практику я ни разу не сталкивался с подобными заказами, наверное, просто потому, что для этого нет особой необходимости. На сегодняшний день существуют компании, специализирующиеся на проектировании и строительстве подземных персональных защитных сооружений гражданской обороны, но их крайне мало". В действительности же новые "частники" пока не спешат появляться на рынке. Единичные проекты, которые традиционно не разглашают подобные сделки (частный бункер — по определению секретный объект), погоды не делают. Впрочем, и спрос на такие объекты пока не настолько велик: за последние пять лет "Спецгеопроект" реализовал не более двух десятков частных бункеров: несколько на Урале и юге России и даже на Украине.

По словам Данилы Андреева, настоящего бума частных убежищ в России пока не случилось и, судя по всему, еще долго не случится: относительная дороговизна строительства, помноженная на непопулярность идеи личной безопасности, не позволяет всерьез сравнивать отечественный рынок с зарубежными. Действительно, количество заказчиков, столь глобально думающих о собственной безопасности, у нас ничтожно по сравнению с Израилем (там строительство бункеров закреплено законодательством), США и даже Европой, где к природным и техногенным катастрофам привыкли готовиться заранее, не жалея на это ни времени, ни денег. Правда, там спрос соответствует предложению, которое формировалось годами и не без участия государства. 

Ольга Мамаева

 

Зарубежный опыт

Станислав Зингель, президент международного агентства недвижимости GordonRock: 

— В Израиле в каждом жилом доме или любом другом помещении, где находятся люди, обязан быть миклат — комната безопасности, построенная из особо прочного бетона и способная устоять при бомбовой или какой-либо иной атаке. В любой новой квартире сегодня предусмотрена такая комната, она занимает в среднем 12-15 квадратных метров в зависимости от плана дома. Миклатоборудован как обычная комната, но по понятным причинам имеет только одно маленькое окно. Безусловно, строительство миклата удорожает строительство на 3-5%, но без него ни один новый дом в Израиле не пройдет госкомиссию. При этом в доме может быть еще и дополнительный общественный миклат-бункер. 

Требования к бункерам также варьируются от местоположения: чем ближе к границе с сектором Газа, Ливаном и Сирией на севере, тем выше требования к бомбоубежищу. Что касается оборудования частных бункеров, то здесь цены начинаются от ?80 тыс. Верхний предел обозначить сложно: он определяется уровнем безопасности и комфорта каждого конкретного объекта. Состоятельные граждане Израиля, проживающие в собственных домах и виллах, либо оборудуют миклат, либо строят небольшие бункеры, основными производителями которых являются Израиль, США и ряд европейских стран. 

 

Вы бы в бункер вложились?


Прямая речь


 Алексей Немов, четырехкратный олимпийский чемпион по спортивной гимнастике: 

— Бункер — очень правильная и полезная вещь, но у нас пока что не прижилась традиция оборудовать их в частных домах. И только те немногие домовладельцы, кому позволяют средства обзавестись собственным бомбоубежищем, делают это, и то, насколько я знаю, секретно. Для себя я пока не рассматривал такую возможность: все же это очень затратно, притом что бункер явно не вещь первой необходимости. Да и поводов беспокоиться за свою безопасность я пока не вижу. Если повторится история прошлогоднего лета, когда было нечем дышать из-за смога и жары, мы всей семьей уедем к моей маме в Тольятти или куда-нибудь еще, благо есть такая возможность. 

Андрис Лиепа, артист балета: 

— А я и так живу в бункере, только в духовном. Недавно купил себе дом в Дивеево, чтобы находиться поближе к святым местам. Подземный бункер вряд ли может спасти от всех угроз современного мира. Так что я бы не стал возлагать на него таких больших надежд на спасение. Правда, чисто психологически это может быть даже полезным. Если человек испытывает беспокойство за собственную безопасность и находит успокоение, оборудуя себе бункер — почему бы и нет? Лично я пока спокоен за себя и своих близких. 

Елена Николаева, президент Национального агентства малоэтажного и коттеджного строительства: 

— Я бы, пожалуй, не стала тратиться. Все-таки в России это скорее игрушка для богатых, чем насущная необходимость. Сомневаюсь, что в ближайшие годы у нас это станет действительно массовой тенденцией, все-таки у нас не военное время, как в Израиле, тайфунов и цунами, как в Японии, не случается, по крайней мере, в Центральной полосе. Так что большого практического смысла в собственном бункере не вижу, кроме как желания продемонстрировать собственное благосостояние и крутизну. 

Максим Ноготков, президент и основатель розничной сети "Связной": 

— Никогда об этом не задумывался, поскольку оптимист по натуре. Хотя тема, безусловно, интересная.